Поиск по сайту  
 
 
Регистрация / подписка
Забыли пароль?
запомнить
 

Карта города Петергофа
Государственный музей-заповедник "Петергоф"

Рекламный блок
Семейный ресторан FAMILY | Peterhof (Фэмили)

Language Link - языковой центр


Петергоф - Петродворец - Фонтаны
  • Готическая капелла в парке "Александрия"
  • Императорские конюшни
  • Собор Петра и Павла
  • Самсоновский канал
  • Петергофский вокзал

Поэты о Петергофе

"Петергофская легенда"
Владимир Бээкман

(Перевод с эстонского С.Спасского)
 
В день сентября было это.
С моря - тумана грива.
Немцы еще до света
Вышли к шоссе у залива.

Вправо в синеющей дали
Встал Ленинград. Прервали
С боем враги тогда
Путь ведущий туда.

С неба в берег удары,
Самолетов круженье.
Берег стал их мишенью.
В Петергофе - пожары.

Сеть телефонную смели снаряды,
И ветер треплет проводов жгуты.
И только рота из морской бригады
Сумела выстоять до темноты.

Ей можно было выйти из подвала
Лишь на рассвете - ведь приказ таков.
И отступленье роты прикрывала
Бесстрашная четверка моряков.

Чуть солнце рассекло тумана пену,
Вновь - пламя, дыма поползли клочки,
Осколки мин пучками били в стену,
По камню - пуль бесчисленных щелчки.

Но все атаки тщетны, как ни целься, -
Как будто слышится оттуда: «Стой!»,
Хотя в стекло полковничьего цейса
Вся эта местность кажется пустой.

И только в полдень под грозой железной
Замолк рубеж распаханной земли.
Но все обстрел тянулся бесполезный,
Чтоб храбрецы воскреснуть не могли.

***

Один был жив. Осколок от разрыва
Снарядного ударил в грудь ему.
Сквозь боль Кронштадт он видел и залива
Извилистую различал кайму.

И подошли они, как волчья стая,
Подкрадывались, круг замкнув большой,
И замерли, стеной штыков блистая,
Над полосатою «морской душой».

И увели. И, чтоб сломить упорство,
Пытали день иль два. Но кто готов
Со смертию вступить в единоборство, -
Не скажет никогда просящих слов.

Матрос он, ясно. Нет нужды в обмане.
Родился здесь - ответ последний дан.
Вот - якорь на руке, патрон в кармане…
Они решили звать его Иван.

Разведчики, в тылы врага вступая,
Водили пленных из-за рубежа.
О нем они слыхали. Но какая
Судьба его? Они молчат, дрожа.

Допрошен комиссаром каждый пленный,
Но пленные не знали ничего.
Ответ мы получали неизменный:
«Мы думаем, Иваном звать его».

И он не дрогнул ночью в час расстрела,
Под Петергофом пал он, не дыша,
Но в нас во всех душа его горела,
«Авроры» непреклонная душа.

***

По фронту Ленинградскому такая
Легенда полетела: в трудный час
Была видна его «душа морская»,
Он помогал нам, ободряя нас.

Он у Ижоры, по словам легенды,
Вмешался в контратаки грозный вал,
Под Стрельной вились бескозырки ленты,
Он треском автомата воздух рвал.

В час отдыха в землянках шла беседа,
Друзья о нем твердили: невредим,
Всегда он там, где нам нужна победа,
Приходит он - победа вместе с ним.

Так, свой залив и берег защищая,
Заставив содрогнуться вражий стан,
В себе народа волю воплощая,
Шел, как живой, герой-матрос Иван!
(1949 г.)
 
     
При использование информации с сайта, активная ссылка на www.peterhof.ru обязательна