Поиск по сайту  
 
 
Регистрация / подписка
Забыли пароль?
запомнить
 

Карта города Петергофа
Государственный музей-заповедник "Петергоф"

Рекламный блок
Семейный ресторан FAMILY | Peterhof (Фэмили)

Language Link - языковой центр


Петергоф - Петродворец - Фонтаны
  • Готическая капелла в парке "Александрия"
  • Императорские конюшни
  • Собор Петра и Павла
  • Самсоновский канал
  • Петергофский вокзал

О дате захвата Петергофа
Немецкий солдат осматривает подбитый танк КВ-1 (1941г.) Фото с сайта www.waralbum.ru

Гнездо заразы, Петербург, из которого столь долго изливался яд в Балтийское море, должен исчезнуть с лица земли.
А. Гитлер

   Несколько дней в 20-х числах сентября 1941 года вместили в себя жесточайшую драму борьбы с врагом на подступах к Ленинграду, когда немецкие войска захватили Пушкин, Слуцк (Павловск), Красногвардейск (Гатчину), Петергоф, Ораниенбаум...
Очевидцы и участники событий, описывая бои, иногда по-разному называют день, когда нашими войсками был оставлен Петергоф. Разночтения, по-видимому, объясняются накалом ситуации, когда смешалось восприятие времени. Обратимся к документальным материалам и воспоминаниям, и мы узнаем, чего нам стоил каждый день.
Всеволод Вишневский - писатель, военный корреспондент газет «Красная звезда» и «Краснознаменный Балтийский флот» - в своем дневнике писал (записи сделаны в Кронштадте):
«10 сентября 1941 года (81-й день войны): фронт за Гостилицами (25 км от Ораниенбаума). Немцы взяли Шлиссельбург после сильных боев и бомбежек. Большой воздушный бой у Петергофа.
18 сентября 1941 года (89-й день войны). Вчера отдан город Пушкин. В 9 часов концерт. Здоровые реакции смеха, нужно больше юмора, цирковых номеров. Холодный вечер, северное сияние, пожары у Петергофа...
23 сентября 1941 года (94-й день войны). Солнечный день. Тревоги уже с утра. Летают наши истребители. 11 часов. Сильнейший налет по линкору "Кирову" (вижу только мачты и трубы). 11 часов 20 минут. Разорвался снаряд в гавани. Еще один у стенки... Забегали люди... Уличные бои в Петергофе. Немцы хотят "отработать" опасный Балтийский фланг.

   24 сентября 1941 года (95-й день войны). Фронт на реке у Старого Петергофа. Морская бригада пять раз выходила из окружения».
Другой военный корреспондент, писатель Павел Николаевич Лукницкий (с 14 августа 1941 года корреспондент ленинградского отделения ТАСС), вспоминал: «В результате ожесточенных боев на самом опасном для Ленинграда - Урицком направлении южный край Ленинграда от прорыва удалось уберечь, но немцы 23 сентября захватили восточную половину Петергофа».
   Запись его фронтового дневника от 27 сентября 1941 года: «На Неве стоят эскадренные миноносцы, а ниже - мелкие корабли Балтийского флота. Все ночи слышна стрельба нашей тяжелой артиллерии, работает флот, работает Кронштадт, работает правый берег Невы. Пушкин и Стрельна давно у немцев, но вокруг города продолжаются жестокие бои за Стрельну, Пушкин, Петергоф, за левый берег Невы, за Мгу. Последние два-три дня - точные сведения, что мы, форсировав Неву у Дубровки и платформы Теплобетонной, отгоняем от нее немцев».
В записи 5 октября 1941 года он указал: «На канонерской лодке "Красное знамя" вчера я записал много интересных рассказов об участии кораблей Балтфлота в боях от Нарвы до Петергофа и Стрельны. Корабли вели огонь по береговым целям. Понравился мне старшина второй статьи, командир орудия, коммунист Михаил Дмитриевич Степаненко - высокий, худощавый, с большим открытым лбом балтиец. Он строг в движениях, точен в словах. Достоинство его тона и спокойная рассудительность производят самое хорошее впечатление. Он был участником группы, корректировавшей на берегу огонь двух канонерок. И рассказывал он мне, в частности, о том, как хорошо он видел бой под Петергофом:
- Наблюдательный пункт у нас был на куполе большого собора, что высится в самом центре Петергофа. Я и командир группы капитан-лейтенант Быстрое находились на колокольне с 19 по 22 сентября все трое суток, пока шел бой на площади около вокзала и между деревнями Низино, Олино, Сашино и Мишине После трех дней сидения на колокольне мы перебрались в другое место, на чердак, там капитан-лейтенант Быстров был ранен, нас бомбили, обстреливали минами, повредили рацию, при этом были убиты два часовых...».
Докладывая Сталину об обстановке на фронте, Г. К. Жуков сообщал: «В течение 17.09.1941 шли упорные бои на всем фронте южнее Ленинграда. Особенно ожесточенные бои шли в районе Разбегай, Стрельна, Урицк. Здесь противник в дополнение к пяти ранее наступавшим дивизиям ввел в бой еще одну пехотную дивизию (58 пд). В результате левый фланг 8А (8-й армии Ленинградского фронта. -X. Т.) был оттеснен противником к Стрельне...».
   17 сентября Военный совет фронта направил военным советам 420-й и 550-й армий приказ, в котором подчеркивалось особо важное значение в обороне Ленинграда рубежа Лигово - Кискино - Верхнее Койрово - Пулковские высоты, а также районов Московской Славянки, Шушар и Колпина. «За оставление без письменного разрешения Военного совета фронта и армии указанного рубежа, - говорилось в приказе, - все командиры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу».
23 сентября распоряжением Г. К. Жукова все командиры соединений и частей предупреждались о том, что за самовольное оставление Петергофа и оборонительных позиций южнее Петергофа будут расстреляны как трусы и изменники.
В ходе боев за Петергоф противник полностью исчерпал свои наступательные возможности. Его настойчивые усилия продвинуться дальше оказались безуспешными. «Русская корабельная и береговая артиллерия причиняла наступающим огромные потери», - отмечал немецкий историк Вернер Хаупт. Немецкие роты насчитывали только по 30 человек. 24-25 сентября войска 8-й армии окончательно закрепились на рубеже: станция Старый Петергоф - Томузи - Петровское.
Информируя Ставку Верховного главнокомандующего, Г. К. Жуков утром 26 сентября докладывал: «Восьмая армия ведет бой на линии Петергоф - Порожки. После смены Военного совета и ареста некоторых командиров соединений армию заставили перейти к активным действиям. Во всяком случае остановили ее отход. Полагаю через пару дней отбросить противника на линию Стрельна, Гостилицы...».
   В целом по докладам Верховному главнокомандующему Сталину выясняется, что 22 сентября 1941 года была захвачена только восточная часть Петергофа.
В книге известного американского публициста Гарриссона Солсбери указывается иная дата:
«Прибытие Жукова и перемены в командовании ничуть не уменьшили опасность, угрожавшую Ленинграду.
12 (сентября. -X. Т.) немцы захватили Красное село, Петергоф, Стрельну и Дудергофские высоты, 13-го подвергли бомбежке Лигово (Урицк), заняли несколько деревень под Ленинградом - Константиновку, Сосновку, Финское Койрово.
Приказ об освобождении Ворошилова и назначении Жукова был отдан, очевидно, 11 сентября».
Еще одна версия: по сведениям Дмитрия Васильевича Павлова, проработавшего в Ленинграде всю блокаду уполномоченным Государственного Комитета Обороны по обеспечению населения города и войск продовольствием, Петергоф захвачен 21 сентября.
Обратимся к воспоминаниям генерал-майора Владимира Ивановича Щербакова, который командовал 8-й армией Ленинградского фронта и позже - 14-й армией Карельского фронта (Жуков сместил Щербакова 23 сентября и назначил его командиром 11-й стрелковой дивизии). Щербаков пишет:
   «В 8-ю армию входило шесть стрелковых дивизий: 11, 48, 118, 135, 191 и 268-я. Против 8-й армии вели боевые действия четыре немецкие дивизии: 93, 291, 58 и 207-я охранная. Их поддерживали крупные силы авиации. Численность немецких дивизий была существенно больше наших. Так, например, 291-я немецкая пехотная дивизия в начале войны имела 17 000 солдат и офицеров. Командовал дивизией генерал-лейтенант Герцог (герой взятия Парижа и Либавы), два передовых батальона дивизии состояли целиком из членов нацистской партии. Для сравнения: наша 191-я дивизия в начале войны имела 9000 человек. В течение 7 и 8 сентября армия вела тяжелые бои в районе Порожки, Михайловская, Кипень, Ропша. Здесь у немцев было более трех дивизий и много танков. Немецкая авиация бомбила нас систематически. 12 сентября на командном пункте 8-й армии раздался телефонный звонок Жукова. Он сказал, что назначен командующим Ленинградским фронтом и объяснил, что подписал приказ: всем генералам 8-й армии вести лично в атаку полки. 15 сентября штаб Ленинградского фронта уточнил разграничительную линию между 8-й и 42-й армиями. Она проходила: Егерская, Разбегай, Яльгелево, Кемпелово, Стрельна. Урицк и поселок Володарский в полосу действия 8-й армии не входили. 12 сентября после ожесточенных боев противник занял Красное Село. 13 сентября, прорвав оборону 3-й гвардеской ДНО (дивизии народного ополчения. -X. Т.) и 1-й бригады морской пехоты, немцы начали наступление на Урицк. 13 сентября командующий фронтом передал 42-й армии свой последний резерв - 10-ю стрелковую дивизию, располагавшуюся в Стрельне в поселке Ленине 15 сентября после тяжелых боев врагу удалось захватить Урицк. Однако 10-я стрелковая дивизия оставалась в Стрельне в бездействии. Г. Жуков 15 сентября подписывает приказ Ленинградского фронта - 0045. В 8-ю армию приказ поступил 16 сентября в 3 часа 50 минут:
а) оставить на участке Керново, Терентьево прикрытие, а 5-ю бригаду морской пехоты отвести на рубеж обороны на реке Коваши;
б) к утру 17 сентября перегруппировать к левому флангу 191-ю и 281-ю стрелковые дивизии и 2-ю гвардейскую ДНО и нанести контрудар во фланг и тыл противника с рубежа Липицы, поселок Володарский на Красное Село;
в) принять с утра 17 сентября из 42-й армии 10-ю стрелковую дивизию и остатки 3-й гвардейской ДНО; г) вывести из состава 8-й армии в резерв фронта 125-ю и 268-ю стрелковые дивизии, которые на судах перебросить в Ленинград.
16 сентября немцы захватили поселок Володарский и выбили оттуда подразделения 3-й гвардейской ДНО и 1-ю морскую пехоту. Генерал армии И. И. Федюнинский в книге "Поднятые по тревоге" утверждает: "12 сентября 1941 года противник овладел частью Петергофа и вышел к Финскому заливу у Стрельны". На самом деле Петергоф был взят значительно позже - 23 сентября, а на побережье Финского залива немцы вышли 16 сентября в полосе действий 42-й армии, когда этой армией командовал генерал Федюнинский. 21 сентября разгорелся тяжелый бой за Стрельну. 10-я стрелковая дивизия (командир - генерал М. П. Духанов) и остатки 1-й бригады морской пехоты были вынуждены во второй половине дня 21 сентября оставить Стрельну и отойти к Знаменке. К вечеру враг развязал бой за восточную окраину Нового Петергофа. Одновременно враг пытался нанести удар по нашим позициям в обход Петергофа с юго-востока. 22 сентября продолжались тяжелые бои. На Сашинских высотах показались 10 немецких танков. Самоотверженные действия бригадного комиссара А. Д. Окорокова по организации боевой позиции батареи 76-миллиметровых пушек привели к тому, что 5 танков было подбито. Остальные развернулись и быстро скрылись в лощине. Пехота противника залегла и стала окапываться. Командир батареи тут же открыл по залегшим беглый огонь фугасными снарядами. Заслышав орудийную стрельбу, к батарее стали стекаться соседние подразделения 11-й дивизии. Так неожиданно образовался неплановый огневой рубеж. 22 сентября гитлеровцы атаковали командный пункт 48-й стрелковой дивизии, но контратакой работников штаба дивизии и политотдела враг был отброшен.
   Когда положение Нового Петергофа стало угрожающим, я (В. И. Щербаков. - X. Т.) поехал на КП (командный пункт) 19-го стрелкового корпуса и приказал генерал-майору Ф. Н. Старикову подготовиться к уличным боям. Группа политработников во главе с бригадным комиссаром Окороковым в это время находилась рядом - в расположении частей 11-й стрелковой дивизии. Политработники, командиры штаба были посланы в части. Все оставшиеся танки и бронемашины были собраны на западном берегу второго петергофского канала, образовав из них броневой барьер на самом опасном направлении. Большую помощь оказывали нам корабельные артиллеристы и артиллеристы фортов, нанося поражение противнику, наступавшему вдоль южного берега Финского залива. В ночь на 23 сентября бой бушевал в центре Петергофа. Однако к утру наши части оставили Петергоф. Утром 23 сентября противник занял деревню Томузи, приблизившись на 7 километров к Ораниенбауму. Противник пытался разгромить 8-ю армию, но все его намерения были сорваны. Немцам нигде не удалось продвинуться. Враг понес большие потери и был вынужден перейти к обороне - срочно начал возводить оборонительные сооружения на линии Старый Петергоф, Агакули, Туюзи, Петровская. Эта линия фронта не изменялась до января 1944 года - до начала общего разгрома врага под Ленинградом».
В воспоминаниях командарма 8-й армии В. И. Щербакова, таким образом, датой захвата Нового Петергофа названо 23 сентября 1941 года.
В заключение приведем выписку из материалов Нюрнбергского процесса:
«Пригороды Ленинграда оказались жертвами военной агрессии фашизма. В ночь на 23 сентября 1941 года Петергоф был захвачен немецко-фашистскими войсками. К этому времени во всех дворцах и павильонах были приняты необходимые меры противовоздушной обороны... Все дворцовые здания на 22 сентября оставались неповрежденными».
   Итак, Петергоф был захвачен 23 сентября 1941 года группой войск «Север» под командованием генерал-фельдмаршала фон Лееба с двух направлений: со стороны Стрельны и со стороны Бабигонских высот.
   Артиллерия Кронштадта и Ленинграда по дворцам не стреляла в соответствии с приказом.
 

 
Петергоф возрожденный из пепла
Топаж Хасан Ицкович
     
При использование информации с сайта, активная ссылка на www.peterhof.ru обязательна