Анонсы мероприятий культурного центра "Каскад" на июль - август 2019г.
Заказать экскурсию в Петергоф

Статьи
Вадим Знаменов: Если мир, в котором мы живем, будет правдив, прекрасен, честен, нам будет в нем комфортно
    Петергоф - это наше большое национальное счастье.
Основанной Петром I загородной императорской резиденции "Петергоф", на месте которой находится одноименный государственный музей-заповедник, в эти дни исполняется 300 лет. Генеральный директор ГМЗ Петергоф Вадим Валентинович Знаменов 10 августа отметил 40-летие своей службы в музее. За эти десятилетия, три из которых он является руководителем, дворцово-парковый комплекс получил статус национального объекта особой ценности, восстановился в былом великолепии, встал в один ряд с крупнейшими музеями мира. В своей стране "Петергоф" занимтает первую строчку в рейтинге самых посещаемых федеральных памятников.

  Наше интервью с Вадимом Валентиновичем началось экскурсией по недавно открывшимся после реставрации Царицыну и Ольгиному островам. Экскурсоводом выступал сам директор. Его появление на публике не осталось незамеченным. Посетители постоянно его останавливали и сердечно благодарили за царские подарки. Именно так, а еще возвращением рая на землю, воспринимают петродворчане открытие новых музеев на Ольгином пруду. Узнают Знаменова не только в Петергофе, но и на многолюдном Невском проспекте останавливают и говорят спасибо.

- Вадим Валентинович, помните ли Вы свой первый день в Петергофе?


- 10 августа 1965 года поступил сюда главным музейным хранителем. Замдиректора по науке Илья Иванович Гуревич сразу повел осматривать владения. Подходим к Большому каскаду: - вот это все твоим и будет, - говорит он. Ночью я плохо спал - мне казалось невероятным, что буду хозяином таких вещей, к тому же не понимал, что с ними делать...

- Не знаю, какой мерой можно мерить Петергоф. Попробую сформулировать вопрос так: насколько удалось приблизиться к Петергофу в его бытность царской резиденцией?


- Когда я беру дореволюционные фотографии видов Петергофа и сравниваю их с современными, они не отличаются, а местами сейчас даже лучше чем было, в частности, парки более ухоженные. Но надо иметь в виду, что императорская резиденция содержалась только за счет казны, а сейчас -два источника финансирования: одну треть на эксплуатацию музея выделяет государство, а две трети вкладываем мы сами. В прошлом году на реставрацию из федерального бюджета получили 65 млн. руб., а 50 млн. руб. вложили своих кровных, заработанных. Обращаю внимание: свои средства вкладываем исключительно по доброй воле. Эти деньги мы могли пустить на банкеты, премии, пропить и проесть, но тогда бы следующему поколению достался совсем другой Петергоф -с неухоженными парками, разрушенными павильонами, отсутствием целого ряда фонтанов. Мы этого не хотим. Мы вкладываем наши деньги в развитие, инвестируем их в Петергоф. Государство-то очень четко нас отделяет от того, что его, а что не наше... Если мы на свои деньги покупаем музейный предмет, в тот же день он становится собственностью государства. Странная система: учреждение "Петергоф" и мы наемные работники -это одно. Мы можем на себя зарабатывать -это наше, можем покупать себе новую мебель и т. д. Но огромную часть этих доходов мы пускаем на развитие: реставрируем здания, открываем новые музеи.
В этом году открыли Восточный вольер, Ольгин и Царицын павильоны, Мыльню в комплексе Монплезира. Плюс построили павильоны у Адама и Евы -они стоят на своих фундаментах со старыми сохранившимися ступеньками, какими они были до войны. Воссоздав их мы замкнули площадь вокруг этих фонтанов. Да мы много чего сделали. В этом году ввели "золотую" анфиладу Большого дворца. Вызолотили последнюю деталь Большого дворца -вазу в центре с двумя гениями. До этого вызолотили завершение Корпуса под гербом, а дворцовой церкви вернули пятиглавие. Отреставрировали и приобрели массу музейных предметов. В Монплезире полностью укомплектовали коллекцию китайского фарфора. Половина этих вещей утрачена. Где, скажите, можно достать китайские чашки и чайнички 17 века? Мы прибегли к тому же, к чему когда-то прибегли во дворце Шарлоттенбург. О китайских кораблях, тонувших в 17 -начале 18-го веков, известно все: где лежат, что везли, куда везли, кто был капитаном. И точная дата гибели -1693 год, к примеру. Мы нашли распродажи вещей, поднятых со дна моря. На аукционе "Кристи" купили несколько чайничков. Большое количество старинного китайского фарфора привезли из Голландии. Сегодня все предметы встали на свои места, и за подлинность каждого ручаюсь головой. Публике невдомек, когда что появилось, но люди видят чудо и восторгаются.

- Петергоф возрождается на наших глазах. Это похоже на сказку, в которой за одну ночь вырастают дворцы. Мне как журналисту посчастливилось наблюдать процесс реставрации многих объектов. И всякий раз это была виртуозная, тонкая, скрупулезная работа с использованием именно тех материалов, которые применялись на объекте при его создании. Если это Львиный каскад -то это тот же белый каррарский мрамор и сердобольский гранит, если птичьи вольеры -то это туф из тех же карьеров, что использовались при Петре I, если розы -то старинных сортов, произраставших на Царицыном острове полтора столетия назад. Почему так щепетильно относитесь к реставрации, к коллекциям, созданию экспозиций, добиваетесь их максимальной подлинности?

- Потому что мы это делаем для себя. Если мир, в котором мы живем, будет правдив, прекрасен, честен, нам будет в нем комфортно. Мы живем по известному тезису Льва Николаевича Толстого, говорившего, что надо жить для себя -тогда всем будет хорошо. Сейчас "Петергоф" богатый, крепко стоящий на ногах, хорошо организованный музейный комплекс. Но даже спустя десятилетия нестерпимо вспоминать, из какой нищеты мы выбирались, как боролись за выживание Петергофа. Я был хранителем разгромленного музея -обворованного и отнюдь не только нацистами, из которого выгребали все, что могли унести -сначала советская власть, потом крупные музеи. Они решали за нас, мы же были -"ЦПКиО". Это говорилось мне лично коллегами из других музеев. Когда я просил их: помогите, дайте хоть что-нибудь, у вас же ни один предмет не погиб, а у нас 900 дней шла война, верните хотя бы то, что вы у нас забрали, мне отвечали уклончивым отказом. Все, что нам приходилось возвращать, в частности, из Павловска, проходило без какой-либо поддержки. Потом подвернулся момент (вот почему важно долго сидеть на одном месте -рано или поздно дождетесь благоприятной ситуации), когда мы поставили вопрос ребром и получили свои вещи из Павловска, затем из Царского Села, куда они тоже ушли. Хранитель Эрмитажа Ефимова, посмотрев на пустоту нашего Большого Дворца, сказала: так нельзя - вам нужно помочь, и нам дали несколько предметов. Часть из них мы отдали обратно после того, как вернули свои вещи из Павловска, Царского Села, Ораниенбаума.

- Кстати, как Вы относитесь к идее объединения Ораниенбаума с Петергофом в единый комплекс?


- Без энтузиазма. Мы очень много сделали, имеем запас прочности, у нас своей работы невпроворот. А рядом комплекс, который под постоянное нытье: денег не дают, потому что мы единственные сохранившиеся, дошел до критического состояния. Объединение для нас означает, что их придется кормить на заработанные нами деньги. На своих собственных средствах они не выживут. Там очень много проблем. Мне странно слышать опасения ораниенбаумских коллег о том, что Петергоф заберет их фонды. Ничего забирать из Ораниенбаума мы не намерены, наоборот, готовы передавать им свое. Скульптура, в свое время перевезенная сюда, приведена в порядок, отреставрирована, сохранена в лучшем виде, и ее можно будет вернуть, когда ей смогут обеспечить сохранность. Убежден, если серьезно заниматься реставрацией Ораниенбаума, он сможет зарабатывать и нормально жить.Там есть очень привлекательный Меншиковский дворец. Можно воссоздать сооружения городка Питерштадт, о котором почему-то не вспоминают. Это игрушечная крепость с сохранившимися валами, бастионами. И Нижний сад может заиграть со скульптурой, с тремя большими водометами.

- Что сейчас находится в работе, какие планы, перспективы?

- Завершаем реставрацию Фермерского дворца. Снимаем леса с готической Капеллы в Александрии. В следующем году ее предстоит освящать и встречать останки Марии Федоровны, которую привезут в Петербург из Дании, потому что это ее церковь. Но об этом расскажу ближе к событию. Надо, в конце концов, сделать музей карт в Кавалерском доме. В следующем году предстоит выполнить основной объем реставрационных работ в дворцовой церкви Петра и Павла. Деньги на это в бюджете прописаны, и нам остается бойко работать. В Александрии будем создавать музей "Императорский телеграф" -в его историческом здании, стоящем прямо на обрезе шоссе. Это был один из первых телеграфов. Если мы сделаем Фермерский дворец, то довольно быстро восстановим примыкающий к нему домик фельдъегеря. Дом деревянный, чудом уцелевший в войну, и это будет совершенно правдивый дом-музей фельдъегерской службы. В Александрии сохранилась территория теннисного корта Николая II. Если мы возобновим корт на историческом месте, там можно будет проводить показательные выступления, тренировки выдающихся теннисистов, финалы с небольшим числом зрителей, или сдавать в аренду чудакам, которые хотели бы сказать: "Знаешь, я играл на корте Николая II.". Там же находится территория детских городков с аттракционами. Есть их описания. И для детей там будет своя забава. Пришло время заниматься Александрией. В Нижний парк мы вложили много. Из серьезных вещей там остается откопанный археологами законсервированный лабиринт. Заповедник ведь не ограничивается фонтанами. У нас есть острова на Ольгином пруду, есть Стрельна, надеемся, что нам передадут Колонистский парк. В Верхнем саду в 18 веке был оперный дом, построенный по проекту Растрелли. Он стоял деликатно, в стороне за пределами Петровской части сада, на прирубленной полоске и имел вход с улицы, что совсем уж замечательно. Если его удастся восстановить, в Петергофе появится театральный центр. Многоярусный зал на 350 мест мог бы принимать конференции, симпозиумы.

- Надо полагать, что юбилей царской резиденции будет отмечаться по-царски?

- Мы его празднуем с мая, весь сезон у нас проходит под знаком 300-летия.
Если все будет хорошо, то 10-го сентября осуществим грандиозный суперпроект на Большом каскаде. "Пиротехнические дворы Петергофа" в строгом соответствии с рисунками, чертежами 18-го -начала 19-го веков готовят иллюминации, подсветки, фейерверк. Это буквально будет царская феерия.
Вадим Знаменов: Если мир, в котором мы живем, будет правдив, прекрасен, честен, нам будет в нем комфортно 19.09.2005 - Дворянское гнездо» №3
Автор - Наталья Рублева
Комментарии